A A A

Остановить гуннов Европы

 

Юзеф Дарски (Józef Darski) Польская газета, № 7, 15/02/2012

Grace Wood СССК 15/02/2012

 

[перевод – Magdalena Sarnacka]

 

Юзеф Дарски в интервью с проф. Анной Павелчиньской, социологом культуры, исследует вопрос:

Как создать, вместо старой интеллигенции, убитой советскими и немецкими оккупантами и окончательно уничтоженной во времена существования Польской Народной Республики, новый слой – заинтересованный в общем благе, способный указывать цель народу и правильно его направлять – раз обучение контролируется людьми, которые пытаются уничтожить нашу личность и ввести всеобщую амнезию, что впрочем, встречается с массовой поддержкой среди избирателей. Кроме того, этими людьми контролируются также и социальные повышения, а лучшей гарантией карьеры стало умение ползать, бесмыслие и подлость, - говорит журналист Польской газеты.

 

«У меня такое чувство очень логического продолжения коммунистического тоталитаризма, через ревизионизм, который в Польше был особенно мощным, к левизне, популяризированной в сегодняшнее время в Европе. В мировоззренческой сфере его чертой является, в частности, политическая корректность», - говорит профессор Анна Павелчиньска.

 

«Я думаю, что нас угробил преступник Ярузельский, он уничтожили широкий энтузиазм общества, которое было подготовленное намного лучше, чем многие другие европейские страны к перехвату власти от коммунистов. В результате заседания круглого стола было заключено мнимое соглашение, которое на самом деле заключалось в получении власти продолжателями коммунизма, предоставление им права собственности и подготовка структуры новой псевдодемократической системы. Присвоение достижений профсоюза «Солидарность» группой людей, названных ревизионистами, которые продолжали идею коммунизма, на самом деле представляло собой захват власти.

 

Для общества это было доказательством неэффективности и бесполезности всех ярких и непринужденных общих действий в пользу граждан, широко понимаемой семьи, общего будущего, защищаемого своим самоуправляющимся государством.

Удар наступил в сеть связей, которые защищали и поддерживали людей, работающих ради общего блага. Гораздо более вероятным является создать новый слой, который бы играл роль старой интеллигенции, среди менее образованных людей, потому что тех, кто с виду получил высшее образование, труднее вернуть, чем тех, кто, в первую очередь, руководствуется здравым смыслом.

 

Вузы в данный момент являются потерянными, если говорить о распространении идеи общества, основанного на традиционных ценностях, и поэтому мы должны учить логическое мышление через Интернет и прессу (...).

 

Один тип элиты нужен для внутреннего польского использования, если мы предположим, что мы будем существовать как народно-государственная группа, а другой – в случае, если нас под международным давлением принудят быть подрядчиками в выполнении задач, поставленных перед нами не польскими властями. Во втором случае мы должны считаться с постепенным увеличением процесса эмиграции наилучше образованных и квалифицированных людей. Поэтому мы должны создать как можно сильную связь между людьми, оставшимися в Польше, возможно с более низким уровнем образования и эммигрантами, которые не должны исчезнуть из поля зрения и быть поглащенными другими народами. В эпоху интернет-связи должна увеличиваться польская элита, которая поддерживает друг друга независимо от места жительства. Я вижу пример рациональных действий в еврейской нации, которой удалось выжить без собственного государства две тысячи лет», - указывает профессор.

 

Это программа сроком на 20 лет, а после такого долгого периода правления различных Тусков, никакой народ не поднимется, - Дарски ставит под сомнение этот тезис.

 

«Существует такое опасение, что мы можем не подняться, но мы должны бороться до конца, даже за дела, которые, кажутся проигранными. Несколько процентов хорошо образованных людей будет началом, которое в долгосрочной перспективе даст возможность спасти польское общество. Любая инициатива повышает шансы, что найдется лидирующая группа, готовая принять вызов», - подтверждает собеседница.

 

Трусость в Третьей Речи Посполитой хуже, чем в Поьской Народной Республике. Молодое поколение, прежде всего – подхалимско, а характер имеет в генах. Коммунизм прочно вырождает целое население, а у нас еще 20 следующих лет морального упадка Третьей Речи Посполитой. Восстанавливать кого-либо против себя – это наивность, надо подлизываться и пользоваться выгодами – это самые популярные модели поведения в нашем обществе.

 

«Да, потому что сейчас шансы на материальные успехи более реальны, чем во времена коммунизма. Чтобы иметь отвагу, надо быть эмоционально зрелыми. Нужна эмоциональная связь между людьми, потому что она укрепляет мужество. Если мы кого-то не любим, у нас нет причины, чтобы подвергать себя риску, защищая его. Интернет-культура создает человека, которому не надо никого любить».

 

В ходе дальнейшего обсуждения процесса формирования элиты, профессор Павельчиньска говорит: «Следует создать новую модель интеллигента, который в состоянии отказаться от автомобиля, но он в интеллектуальном отношении справляется с событиями, которые вокруг него происходят. Вторым шагом является создание общностей, которые это «справление» ставят в системе ценностей выше, чем успехи неграмотных. Во времена моих родителей некоторые люди дома не принимались. Аристократ не принимал аристократа, который загадился, а рабочий – рабочего, который оказался нечестным и нелояльным. Создавались общности ценностей, то есть группы людей, которые самостоятельно думают и обсуждают вопросы, имеют чувство морального и интеллектуального превосходства. Мы должны формировать общественное мнение в группах, ориентированных только на честных людей».

 

В своей книге «Сущность национальной личности», вы пишете о восточном десанте, целью которого было не только занять высшие должности в стране, но и создать средний аппарат, который следил бы за обществом, чтобы оно не выходило за установленные пределы. Что это за люди? Откуда они взялись?- спрашивает журналист.

 

«В межвоенный период создавались узкоспециализированные группировки с целью не только осуществлять процесс индоктринации русского народа, но и экспортировать идеологию на Запад, инфильтрировать и лишать свободы народы, парализовать государства и назначать стратегические должности. Благодаря таким группировкам, была возможнось осуществлять контроль и иметь влияние на функционирование всех государственных институтов. Россия долго готовилась к оккупации Польши. Система индоктринации начала функционировать в 1940 году, когда в восточной Польше появилась первая волна десанта. Это была смесь НКВД и политико-педагогических кадров. Мне кажется, что в 1944 году десант состоял не только из людей, которые хотели или были вынуждены бежать от нацистов, но и из людей из Кресов, т.е. из смеси разных народов. Можно говорить лишь о преимуществе некоторых народов в десантной группе. Первоначально ее самые высокие должности – т.е. в Управлении безопасности и в армии – занимали русские. В первой армии, которая пришла в Польшу, доминировали выходцы из Коммунистической партии Польши еврейского, белорусского и украинского происхождения.

 

В сегодняшнее время дети и внуки этого восточного десанта наследуют статус своих дедов и отцов. Они эффективно защищают то, что получили, и дальше борьятся против всего, что польское, они уничтожают прошлое, традицию, и наше достоинство, заменяя историю нереальностью, - добавляет Старски.

 

«Дети наследуют, прежде всего, материальное состояние своих родителей и в большинстве случаев пользуются нвестициями, сделанными в их образование. Дети этого десанта и людей, которые к нему присоединились, пользуясь выгодами ускоренного социального развития, стали его продолжением, приняли часть пропагандистской системы, разработанной в Советском Союзе», - говорит профессор.

 

«Это показывает также, почему поколение наследников десанта не ассимилируется с патриотической общностью поляков и не отождествляется со своими польскими корнями. У меня такое чувство очень логического продолжения коммунистического тоталитаризма, через ревизионизм, который в Польше был особенно мощным, к левизне, популяризированной в сегодняшнее время в Европе. В мировоззренческой сфере его чертой является, в частности, политическая корректность. Возможно, что вся пропаганда и идеология – зто только один из методов работы. Кажется, что идеология мирового коммунизма превратилась в смесь уже немногих свирепых коммунистических лозунгов и экономическо-финансовой сферы. Для нового, либерального тоталитаризма человек, для блага которого экспроприировались богатые, перестал быть важным. Зато важными стали экспроприаторы, которые могут безнаказанно владеть всем достоянием и увеличивать его любыми средствами.

 

Сейчас отходится от физического принуждения, но все больше развивается принуждение экономическое и идеологическое. В таком случае борьба за продолжение польской культуры – это не просто борьба за национальные вопросы, но и за сохранение европейской культуры, которую разрушают современные гунны. Борьба за власть в Польше – это однозначная борьба за влияние в Европейском обществе, которое является идеей прекрасной, но совершенно деформированной людьми некомпетентными или даже компетентным, но сознательно искривляющими эту идею, людьми, использующими ее в собственных целях».