A A A

Крах нового империализма

Томаш Сакевич (Томаsz Sakiewicz)

Польская газета № 46, 16/11/2011

 

[перевод – Magdalena Sarnacka]

 

События, которые произошли в Польше 11 ноября 2011 года, и кризис в Европейском союзе имеют много общего. Заканчивается эксперимент, связанный с ликвидацией наций как самостоятельных субъектов Европы. Такой эксперимент время от времени проводят очередные империи и революционные движения. Некоторые хотят поколебать национальные устремления, чтобы было легче управлять народами, другие хотят реализовать свои интернациональные идеи, напр. ввести социальную инженерию, которая сдерживается существованием сильных наций. Советский Союз представлял собой сочетание двух течений: русского империализма и коммунистического интернационализма. В конце концов, победил националистический империализм, что привело к конфликту с коммунистическим Китаем, в котором также доминировал имперский взгляд на мир. Последней необычной идеей прекращения существования национальной идеи и замены ее новым, более объемным проектом было образование Европейского союза. Это была попытка создать общее государство и общий народ. Строительство нового патриотизма оказалось безуспешным. Каждый народ в ЕС, согласившись на общеевропейские лозунги, боролся за свои дела, что привело Евросоюз на край банкротства. Уже нет европейского патриотизма. Постепенно мы начинаем прощаться с общими деньгами. Вскоре также проект общего государства потеряет свое значение. Вероятно, некоторые институты ЕС останутся, но без соответственных реформ они будут играть меньшую роль, чем прямые межгосударственные соглашения. Я пишу это с надеждой, но и со страхом. Евросоюз в его нынешнем виде представляет собой сочетание патологии и благополучия, социальной и правовой защищенности с огромным моральным упадком и трагической неэффективностью. Самые сильные страны используют ЕС за счет более слабых государств. У большинства стран-членов ЕС это вызывает все более сильное желание восстановить свою национальную мысль. Взрыв этих устремлений – это лишь вопрос времени. События 11 ноября были своего рода столкновением этих устремлений. Национальные лозунги стали более привлекательными, чем интернациональные «цветные» движения. Не помогли ни прибытие немецких боевиков, ни провокационные решения властей города. Малоизвестные националистические организации привлекли в десять раз больше людей, чем движения типа «прогресс», поддерживаемые СМИ. Общественные мнения сильно направлены направо и налево. Кажется, что правая сторона имеет огромный электорат. Почему же тогда в очередных парламентских выборах победила партия Гражданская платформа (PO)? Потому что партия Право и Справедливость (PiS) опять искала своих избирателей в центре. Каков сегодня объем этого мифического центра? Показателем этого, в некоторой степени, является результат партии Польша важнее всего (PJN). Многие признаки показывают, что у тех, кто не пошел голосовать, вообще не было умеренных политических убеждений, а гораздо более радикальные, чем база партии Право и Справедливость. Это, с одной стороны, очень хорошо, а с другой – плохо для этой партии. Хорошо, потому что это означает, что кроме традиционного электората есть еще миллионы нерешительных людей. Плохо, потому что до сих пор Право и Справедливость не смогло мобилизовать значительную часть этого электората. В последние дни хорошим шагом было твердое напоминание смоленской катастрофы и острая реакция на вторжение боевиков из Германии. Существует одна замечательная особенность «спящего» электората правых. В отличие от того, что показывают СМИ, он в большинстве толерантный для других народов. Но он вдруг может внезапно проснуться, если получит толчок. Из-за смоленской катастрофы миллионы поляков рассердились на русский империализм, а вторжение немецких боевиков затронуло национальную гордость. Если Гражданская платформа в таких случаях будет прятать голову в песок или одной рукой будет поддерживать другую сторону, настроение «спящих» быстро перейдет к партии Право и Справедливость. А она, в свою очередь, не может игнорировать эту тенденцию и в то же время она должна популяризировать патриотизм в современных формах. Ее постоянный электорат должен знать, что идет в большой и сильной волне. Европа изменяется, изменяется также и Польша. Вопрос только в том, кто станет лидером этих изменений? Конечно, тот, кто покажет полякам, как хорошо можно чувствовать себя в своей стране.